Preview

Российские нанотехнологии

Расширенный поиск

Адсорбция наночастиц серебра на моно-и полифиламентных волокнах

https://doi.org/10.21517/1992-7223-2019-1-2-47-54

Полный текст:

Аннотация

Проведена оценка адсорбции Ag-содержащих растворов и гелевых композиций на современных естественных и искусственных волокнах, а также полифиламентных нитях с различным покрытием. Определено, что наибольшей степенью адсорбции характеризуются волокна естественного происхождения. Разработанная гелевая композиция на основе наночастиц серебра также демонстрирует высокую сорбцию на комбинированном шовном материале с химически инертным покрытием (например, силиконом). При этом распределение на шовном материале “Полиэстер” наночастиц серебра сопровождалось значительным преобладанием (до 76%) их размеров в диапазоне от 1 до 5 нм. Установлено, что наночастицы серебра, входящие в состав препарата “Арго-гель”, способны эффективно адсорбироваться различным шовным материалом, прежде всего при их экспозиции с нитями “Сабфил” (до 36%) и “Дексон” (до 38%). Использование синтезированного Ag-геля, содержащего наночастицы серебра, полученные методом кавитационно-диффузионного фотохимического восстановления, позволяет уже через 1 ч экспозиции достичь существенной (до 14%) степени сорбции указанных наночастиц на поверхности шовного материала, в том числе “Кетгута” и “Дексона”, с уменьшением в последующем агрегации сорбированных наночастиц. Определено, что хотя компоненты шовного материала не приводят к инактивации ионов серебра, сохраняется высокая вероятность их связывания с различными ионами с образованием прежде всего нерастворимых хлоридов и фосфатов серебра в раневом отделяемом.

ВВЕДЕНИЕ

В настоящее время в хирургической практи­ке обсуждается вопрос о создании материалов, обладающих антибактериальными свойствами [1—3]. Достаточно широко используются соеди­нения серебра, которые обеспечивают выражен­ный антибактериальный эффект в отношении большинства патогенных микроорганизмов [4, 5]. Также активно ведутся исследования, посвя­щенные изучению свойств различных клеевых и гелевых композиций на основе наночастиц серебра. Целью подобных исследований являет­ся повышение микробицидной активности раз­личных имплантов, протезов, раневых покры­тий путем импрегнации их Ag-содержащими соединениями [6]. При обработке современны­ми растворами с наночастицами серебра опера­ционной раны обеспечивается непосредствен­ный антибактериальный эффект в отношении микроорганизмов, находящихся на раневой по­верхности [7]. В то же время механизм инфици­рования раны зачастую связан с “фитильным” эффектом, обеспечивающим проникновение инфекции в мягкие ткани по шовному материа­лу, не обладающему выраженными микробицидными свойствами [8].

Последнее обусловлено тем, что лейкоциты в присутствии полифиламентных шовных ма­териалов зачастую не способны фагоцитировать биопатогены, например Staphylococcus aureus [8]. При этом в культуральной среде лейкоциты эффективно осуществляют фагоцитоз этих же бактерий. Именно на нитях шовного материала процесс фагоцитоза существенно замедляется, в том числе в связи с ограничением доступа им­мунных клеток к отдельным микроорганизмам внутри полифиламентной нити.

Малоисследованным остается и явление ча­стичной сорбции антибактериальных средств на поверхности шовного материала. Благодаря достаточно высокой степени сорбции у волокон появляются антисептические свойства, препят­ствующие экзогенному инфицированию раны, что наиболее актуально для нивелирования “фи­тильного” эффекта, например, при операциях на кишечнике [9] или экстренных операциях, при которых меры асептики могут быть недоста­точны для полноценной профилактики гнойновоспалительных осложнений [10, 11]. Широко известна возможность использования наноча­стиц серебра для обработки естественных и ис­кусственных волокон, применяемых в хирурги­ческой практике [12]. Подобная обработка может сопровождаться инактивацией Ag-содержащих соединений при контакте с материалом нити. Вероятность такой инактивации повышается в условиях термического воздействия, которое служит основным препятствием для повышения антисептических свойств шовного материала непосредственно во время операции.

В связи с изложенным выше целью насто­ящего исследования являлась оценка разме­ров наночастиц серебра и степени их сорбции на поверхности моно- и полифиламентных ни­тей различного по химической природе шовного материала.

ЭКСПЕРИМЕНТАЛЬНАЯ ЧАСТЬ

Раствор наночастиц серебра был получен методом кавитационно-диффузионного фото­химического восстановления. Метод основан на восстановлении ионов серебра в присутствии лиганда (поливинилпирролидон) при комплекс­ном совместном воздействии ультразвуковых волн и УФ-излучения [13]. В дальнейшем полу­ченный раствор наночастиц серебра был переве­ден в состояние геля внесением 0.9% желатина, итоговая концентрация наночастиц серебра со­ставляла 1% (гелевая композиция с наночасти­цами серебра — Ag-гель).

Полученный Ag-гель сравнивали с одноком­понентным препаратом “Аргенат”, содержащим комплексную соль фторид диамид серебра — Ag(NH3)2F; препаратом “АргоВасна”, пред­ставляющим собой полисахарид из связанных β-(1-4) D-глюкозаминовых звеньев и N-ацетил- D -глюкозамина (хитозановый гель) с ионами серебра, и официнальным препаратом нано­частиц серебра “Аргогель” на основе хитозана и нанокластеров серебра, стабилизированных поливинилпирролидоном. Все официнальные препараты серебра брали в исходной концентра­ции, рекомендованной производителем.

Сорбционную способность изучали у шов­ного материала метрического размера 2.0, полу­ченного в официнальных упаковках: “Капроаг”, представляющий собой полифиламентный синтетический шовный материал, состоящий из полимеров полиамида 6 или 6.6; “Перлон”, являющийся продуктом полимеризации капролактама; кетгут и кетгут полированный, представленные коллагеновыми нитями, из­готовленными без дополнительной полировки или с полировкой поверхности нити соответ­ственно; “Сабфил”, изготовленный из сополи­мера гликолида и лактида; “Дексон”, произве­денный из гомополимера гликолевой кислоты; “Фторэкс”, представляющий собой лавсановые (полиэфирные) нити с фторполимерным по­крытием; “Полиэстер”, являющийся волокном полиэфира из терефталевой кислоты и этиленгликоля; “Монофил”, являющийся полипропи­леновой нитью с покрытием из силикона; шелк, представляющий собой белковое волокно, со­стоящее из фиброина и серицина.

Адсорбцию препаратов обеспечивали путем погружения отрезка нити длиной 1 см в соеди­нение серебра с последующей экспозицией в те­чение 1 и 24 ч. Далее осуществляли лиофильную сушку полученных образцов шовного матери­ала и электронную микроскопию на растро­вом электронном микроскопе JEOL JSM-7500F в режиме детектирования обратно отраженных и вторичных электронов с ускоряющим напря­жением 10 кВ. На микрофотографиях оценива­ли размеры наночастиц серебра, их количество, форму. Сорбцию наночастиц серебра на поверх­ности нитей рассчитывали как соотношение от­носительной площади частиц серебра к общей площади снимка. Оценку площади проводили путем расчетного анализа изображения элек­тронной микроскопии. Размер частиц серебра оценивали относительно стандартного маркера известной длины 100 нм.

При выполнении исследования использовали оборудование “Центра коллективного пользова­ния диагностики структур и свойств наноматери­алов” ФГБОУ ВО “Кубанский государственный университет” (г. Краснодар), в том числе растро­вый электронный микроскоп JEOL JSM-7500F в режиме детектирования отраженных и вторич­ных электронов с ускоряющим напряжением от 2 до 10 кВ с увеличением до 30 000 раз.

РЕЗУЛЬТАТЫ ИССЛЕДОВАНИЯ И ИХ ОБСУЖДЕНИЕ

В результате проведенного эксперимен­та установлено, что наибольшая адсорбция, составляющая до 80% от всей площади элек­тронной микрофотографии, наблюдалась уже через 1 ч после экспозиции шовного материала в препарате соли серебра “Аргенат”.

Как видно из рис. 1, на поверхности нитей обнаружены агломераты ортофосфата серебра неправильной формы до 1 мкм в диаметре. По­этому, несмотря на выраженную адсорбционную активность и потенциальный антибактериаль­ный эффект [14], использование данной соли для интраоперационной обработки швов и про­филактики развития гнойно-воспалительных осложнений нецелесообразно в связи с потен­циальной токсичностью по отношению к кле­точным и соединительнотканным структурам, сопровождающейся импрегнацией тканей кри­сталлами солей серебра [15].

 

Рис. 1. Электронная микрофотография шовного материала “Монофил”, Ag-гель (увеличение 30 000 раз, а — экс­позиция 1 ч, б — экспозиция 1 сут).

 

После экспозиции нитей шовного материа­ла в препарате “АргоВасна” не только в течение 1 ч, но и длительностью 24 ч ни в одном случае не было отмечено образования частиц, содержа­щих в своем составе металлическое серебро.

В целом данные, характерные в том числе для шовного материала “Монофил”, свидетель­ствуют о низкой реактивной способности иссле­дуемых нитей по отношению к ионам серебра, при взаимодействии с которыми можно было бы предположить обнаружение агломератов со­лей серебра на поверхности шовного материала, что свидетельствует о потенциальной возмож­ности использования раствора с ионами сере­бра для повышения микробицидной активности нитей у всех образцов исследованного шовного материала [16].

При этом наиболее существенные результаты были получены при анализе изображений шов­ного материала после экспозиции в препаратах “Аргогель” и Ag-гель, которые содержат в своей основе наночастицы серебра (табл. 1).

 

Таблица 1. Сорбция препаратов “Аргогель” и Ag-гель на поверхности шовного материала при экспозиции 1 ч и 1 сут

Примечание. А — аргогель, Б — наночастицы Ag-гель, I — Капроаг, II — Перлон, III — Кетгут, IV — Кетгут полированный, V — Сабфил, VI — Дексон, VII — Фторекс, VIII — Полиэстер, IX — Монофил, Х — Шелк.

*p < 0.05 в сравнении с одинаковым по составу образцом нити при инкубации в однотипном растворе течение 1 ч или 1 сут со­ответственно; А — p < 0.05 в сравнении с соответствующим образцом нити при инкубации в А или Б в течение 1 ч; # — p < 0.05 в сравнении с соответствующим образцом нити при инкубации в А или Б в течение 1 сут, Мо — мода, σ — среднеквадратичное отклонение, %AgNPsMQ — доля наночастиц серебра наиболее часто встречающегося размерного диапазона.

 

При оценке степени сорбции было выявлено, что наибольшим сорбирующим потенциалом обладает материал из шелка, при экспозиции которого в течение суток адсорбция препарата “Аргогель” возрастала в 7.3 раза (с 3 до 22%). В то же время выраженность адсорбции наноча­стиц исследуемого Ag-геля увеличивалась в тече­ние первых суток в значительно меньшей степе­ни (с 3 до 5%), что позволяет отметить большую потенциальную активность препарата “Арго­гель” при его совместном использовании с шел­ковыми нитями. Более высокая степень адсорб­ции наночастиц с нитями “Сабфил” и “Дексон” была достигнута с препаратом “Аргогель” уже через 1 ч экспозиции и составила 36 и 38% соот­ветственно.

Также необходимо указать, что сорбция на­ночастиц серебра нитью “Монофил” на осно­ве полипропилена в течение суток повыша­лась одинаково (с 2 до 7%) как при экспозиции в официнальном препарате наночастиц серебра, так и при инкубации в исследуемом Ag-геле, что, возможно, объясняется наличием специаль­ных покрытий (например, из силикона), обеспе­чивающих возрастание сорбционной способно­сти данных нитей к различным Ag-содержащим соединениям.

Нельзя не отметить, что при использовании разработанного Ag-геля в отличие от препарата “Аргогель” была отмечена повышенная сорбция наночастиц на многих исследуемых нитях неза­висимо от их химического состава и структуры, в том числе для нити “Капроаг”, имеющей по­лимерное покрытие (до 4%), нити “Дексон”, со­стоящей из гомополимера гликолевой кислоты и не имеющей покрытия (14%), и для простого кетгута, представляющего собой естественный шовный материал животного происхождения (14%). Полученные результаты могут быть объ­яснены, например, наличием желатина в составе разработанного Ag-геля. Известно, что наноча­стицы серебра, встроенные в желатин и нане­сенные на поликапролактон, показали досто­верно большую эффективность in vivo против как грамположительных, так и грамотрицательных микроорганизмов. При этом ранозаживля­ющий эффект связан не только с возрастанием микробицидной активности, но и, как показано в [6], с уменьшением адгезии перевязочного ма­териала, что обусловлено введением желатина в состав геля аналогично описанному нами ра­нее (патент РФ № 150504) процессу приготовле­ния Ag-геля. Кроме того, подобная комбинация наночастиц серебра с желатином обеспечила более длительное лечебное воздействие этого покрытия на раневую поверхность [6]. Выпол­ненный анализ изображений полированного кетгута выявил минимальную степень сорбции наночастиц как в коммерческом препарате, так и в полученном Ag-геле, что может свидетель­ствовать как о высокой степени структуризации и чрезмерном уплотнении волокон, так и об ис­пользовании в процессе получения реагентов, так или иначе препятствующих сорбции наночастиц серебра.

Следующим этапом исследования стала оцен­ка изменения размера наночастиц серебра, вхо­дящих в состав коммерческого препарата “Арго­гель” и разработанного Ag-геля, после сорбции на поверхности нитей различного шовного мате­риала. Установлено, что при использовании Ag-геля в течение суток на поверхности шовной нити “Монофил” изменения размера наночастиц но­сили незначительный характер. Средний размер наночастиц через 1 ч после сорбции находился в диапазоне от 5 до 10 нм (рис. 1а), а через сутки был в пределах от 10 до 15 нм (рис. 1б).

Тогда как при экспозиции препарата “Арго­гель” на том же шовном материале через сут­ки было отмечено образование более крупных агрегатов металлического серебра (свыше 40 нм, рис. 2б) по сравнению с размерами наночастиц после экспозиции этого препарата в течение 1 ч (рис. 2а), что может свидетельствовать об уско­ренной частичной агрегации наночастиц, входя­щих в состав препарата.

 

Рис. 2. Электронная микрофотография шовного материала “Монофил”, препарат “Аргогель” (увеличение 30 000 раз, а — экспозиция 1 ч, б — экспозиция 1 сут).

 

Помимо этого, с помощью электронной ми­кроскопии на нити “Капроаг” выявлено образо­вание крупных агломератов металлического се­ребра в диапазоне от 300 до 500 нм уже через 1 ч после экспозиции их с препаратом “Аргогель” (рис. 3а). Наблюдаемая картина может свиде­тельствовать о сравнительно легкой агрегации наночастиц серебра, входящих в состав ком­мерческого препарата, при их взаимодействии с компонентами шовного материала “Капроаг”.

 

Рис. 3. Электронная микрофотография шовного материала “Капроаг” (увеличение 30 000 раз, экспозиция 1 ч), а — препарат “Аргогель”, б — Ag-гель.

 

В то же время при изучении нити “Капроаг” через час после экспозиции с синтезированным Ag-гелем не было обнаружено наночастиц се­ребра размером более 40 нм (рис. 3б). При этом не менее 40% наночастиц серебра входило в диапазон от 5 до 10 нм, что указывает на по­тенциально большую активность полученных наночастиц при использовании их с шовным материалом “Капроаг”.

С помощью электронной микроско­пии шовной нити “Полиэстер” установлено, что даже через сутки после ее взаимодействия с Ag-содержащими гелями крупных агрегатов, содержащих наночастицы серебра, обнаружено не было ни при экспозиции в препарате “Арго­гель” (рис. 4а), ни при инкубации в разработан­ном Ag-геле (рис. 4б). Отметим, что для Ag-геля содержание наночастиц серебра составило 76% в диапазоне от 1 до 5 нм, 3% — от 5 до 10 нм, 7% — от 10 до 15 нм. Тогда как для препарата “Арго­гель” распределение наночастиц серебра по раз­меру было следующим: 9% в диапазоне от 1 до 5 нм, 18% — от 5 до 10 нм, 29% — от 10 до 15 нм.

 

Рис. 4. Электронная микрофотография шовного материала “Полиэстер” (увеличение 30 000 раз, экспозиция 1 сут), а — препарат “Аргогель”, б — Ag-гель.

 

Более высокую сохранность наночастиц се­ребра по сравнению с другими изученными ни­тями можно объяснить применением в данном шовном материале поверхностного слоя силико­на, улучшающего его особые манипуляционные свойства [17]. Вероятно, наночастицы серебра были адсорбированы этим слоем без существен­ного ухудшения их физико-химических свойств. Последнее позволяет говорить о возможности эффективного использования шовного матери­ала “Полиэстер” в комбинации с различными гелевыми композициями, содержащими нано­частицы серебра.

Одним из вероятных механизмов взаимо­действия наночастиц серебра с моно- и полифиламентными нитями является образова­ние координационной связи атомов серебра с функциональными химическими группами, в состав которых входят атомы с неподеленной электронной парой, в том числе атомы кислоро­да (в составе гидроксильной: -ОН, карбониль­ной: =С=О, карбоксильной групп: -СООН, а также кремнийорганических соединений: [(CH3)2SiO]n, простой эфирной: -O-, и слож­ноэфирной связей: -CO-O-), азота (в соста­ве первичной и вторичной аминогрупп: -NH2 и =N-H, азотсодержащих гетероциклов), фтора (в составе трифторметильной: –СF3, дифторметиленовой: =СF2, и фторметиновой групп: ≡СF). В связи с этим для волокна, состоящего из поли­меров полиамида, будет ожидаемым взаимодей­ствие с AgNPs за счет карбонильных и вторичных аминогрупп; для волокна, представленного про­дуктом полимеризации капролактама, возмож­но взаимодействие с AgNPs за счет карбониль­ной группы и азотсодержащего шестичленного гетероцикла; для естественных волокон, образо­ванных полипептидной цепью (кетгут и шелк), вероятным является связывание с AgNPs путем взаимодействия с карбоксильными, карбониль­ными и первичными аминогруппами, а также гидроксильными и азотсодержащими гетеро­циклическими боковыми радикалами амино­кислот; для полифиламентного волокна из полигликолакта ожидаемым является связывание с AgNPs за счет карбонильных групп и кисло­рода простой эфирной связи [18]; для волокна, произведенного из гомополимера гликолевой кислоты, механизм взаимодействия с AgNPs мо­жет быть реализован в результате участия кар­бонильных групп и кислорода сложноэфирной группы; для волокна с фторполимерным покры­тием вероятным механизмом взаимодействия представляется связывание AgNPs с трифторме­тильной, дифторметиленовой и фторметиновой группами [19]; у волокна, являющегося полиэ­фиром терефтатовой кислоты и этиленгликоля, образование координационной связи с AgNPs может быть реализовано за счет кислорода слож­ноэфирной связи; для полипропиленовой нити с покрытием из силикона вероятным является взаимодействие кислорода в составе [(CH3)2SiO] с AgNPs [20, 21].

Также возможно связывание волокон с AgNPs за счет способности лиганда (поливинилполипирролидон) образовывать водородные связи с различными химическими группами волокна и вандерваальсового взаимодействия. При этом образование водородных связей наиболее веро­ятно при участии карбонильной группы лиганда и гидроксильных, карбоксильных, первичных аминогрупп, содержащихся прежде всего в со­ставе боковых радикалов аминокислот кетгута и шелка [22], а также при участии вторичных аминогрупп капроага и перлона.

Как известно, наносеребро более склонно к образованию координационной связи с пер­вичной аминогруппой, хотя анализ полученных результатов свидетельствует о меньшей сорбции AgNPs на исследованных волокнах, содержащих аминогруппы, по сравнению с остальными по­лимерами шовного материала. Кроме того, сход­ные по строению синтетические волокна, име­ющие только кислородсодержащие химические группы, также адсорбируют наносеребро в раз­личной степени, что, вероятно, связано с осо­бенностями структуры поверхности отдельного типа волокна, т.е. обусловлено доступностью (открытостью или закрытостью) его координа­ционных групп для взаимодействия c AgNPs. Также ожидаемо влияние на выраженность ад­сорбции разнообразной дополнительной обра­ботки (химической, физической) синтетических волокон. Отметим, что различия, выявленные в ходе исследования, в адсорбционной способ­ности волокон кетгута и полированного кетгута, а также волокон полиэстера и фторекса, в целом подтверждают данное предположение.

ЗАКЛЮЧЕНИЕ

На основании полученных данных можно сделать заключение, что, несмотря на высокую адсорбцию серебра (до 80%) на поверхности шовного материала при экспозиции в препарате “Аргенат”, практическое использование послед­него ограничивается потенциальной цитотоксич­ностью, связанной с ожидаемой импрегнацией живых тканей кристаллами солей серебра. Пока­зано, что содержащиеся в препарате “АргоВасна” ионы серебра не взаимодействуют с компонен­тами всех изученных видов шовного материала и в то же время потенциально способны инакти­вироваться при разбавлении и контакте с биоло­гическими соединениями раневого отделяемого, прежде всего различными ионами с образовани­ем нерастворимых хлоридов и фосфатов серебра [23-25], что также ограничивает использование данного препарата в хирургической практике. Препарат “Аргогель”, содержащий наночастицы серебра, может эффективно взаимодействовать с шовным материалом, что наиболее выражено при экспозиции его с нитями “Сабфил” (до 36% через 1 ч) и “Дексон” (до 38% через 1 ч). В то же время разработанный Ag-гель с наночастицами серебра, полученными методом кавитационно­диффузионного фотохимического восстанов­ления, позволяет не только повысить степень сорбции этих наночастиц на поверхности нитей различного шовного материала (прежде всего для “Кетгута” и “Дексона” до 14% через 1 сут), но и предупредить их дальнейшую агрегацию, что является существенным условием сохранения биологической активности соединений серебра для практического применения в хирургии.

Следствием перечисленного выше является возможность применения разработанного Ag-геля с наночастицами серебра для обработки шва непосредственно после ушивания раны, что должно обеспечить профилактику гной­но-воспалительных осложнений даже при ис­пользовании полимерных шовных материалов в условиях выполнения экстренных оператив­ных вмешательств. Наиболее целесообразно использование разработанного Ag-геля с шов­ным материалом естественного происхождения или нитями с химически инертным покрытием (например, силиконом). Последнее подтверж­дается тем, что распределение на шовном мате­риале “Полиэстер” наночастиц серебра характе­ризуется значительным преобладанием (до 76%) их размеров в диапазоне от 1 до 5 нм.

Список литературы

1. Wongpreecha J, Polpanich D., Suteewong T. et al. One-pot, large-scale green synthesis of silver nanoparticles-chitosan with enhanced antibacterial activity and low cytotoxicity // Carbohydr Polym. 2018. V. 199. P. 641.

2. Sanket J. Joshi, Geetha S.J., Saif Al-Mamari, Ahlam Al-Azkawi. Green synthesis of silver nanoparticles using pomegranate peel extracts and its application in photocatalytic degradation of methylene blue // Jundishapur J. Nat. Pharm. Prod. 2018. V 13. № 3. P. e67846.

3. Bykov I.M., Basov A.A., Malyshko V.V. et al. Dynamics of the pro-oxidant/antioxidant system parameters in wound discharge and plasma in experimental purulent wound during its technological liquid phase treatment // Bulletin of Experimental Biology and Medicine. 2017. V. 163. № 2. P. 268.

4. Panacek A.A., Kvitek L.A., Smekalova M.A. et al. Bacterial resistance to silver nanoparticles and how to overcome it // Nature Nanotechnology. 2018. V. 13. № 1. P. 65.

5. Khan K, Javed S. Functionalization of inorganic nanoparticles to augment antimicrobial efficiency: A critical analysis // Current Pharmaceutical Biotechnology. 2018. V. 19 № 7. P. 523.

6. Tra Thanh N, Ho Hieu M, Tran Minh Phuong N. et al. Optimization and characterization of electrospun polycaprolactone coated with gelatin-silver nanoparticles for wound healing application // Mater. Sci. Eng. C. Mater. Biol. Appl. 2018. V. 91. P. 318.

7. Prabhu S, Poulose E.K. Silver nanoparticles: mechanism of antimicrobial action, synthesis, medical applications, and toxicity effects // Int. Nano Let. 2012. V. 2. P. 32.

8. OsterbergB. Enclosure ofbacteria within capillary multifilament sutures as protection against leukocytes // Acta Chir. Scand. 1983. V. 149. № 7. P. 663.

9. Liu X., Gao P, Du J. et al. Long-term anti-inflammatory efficacy in intestinal anastomosis in mice using silver nanoparticle-coated suture // J. Pediatr. Surg. 2017. V. 52. № 12. P. 2083.

10. De Simone S., Gallo A.L., Paladini F. et al. Development of silver nano-coatings on silk sutures as a novel approach against surgical infections // J. Mater. Sci. Mater. Med. 2014. V. 25. № 9. P. 2205.

11. Popov K.A., Bykov I.M., Tsymbalyuk I.Yu. et al. Changes in state of the thiol linkages of an antioxidant system during ischemia and reperfusion, against a background of vascular exclusion in the Rat liver // Medical News of North Caucasus. 2018. V. 13(3). P. 525.

12. Thapa R., Bhagat C, Shrestha P. et al. Enzyme-mediated formulation of stable elliptical silver nanoparticles tested against clinical pathogens and MDR bacteria and development of antimicrobial surgical thread. // Ann. Clin. Microbiol. Antimicrob. 2017. V. 16. № 1. P. 39.

13. Dzhimak S.S., Sokolov M.E., Basov A.A. et al. Optimization of physicochemical conditions to produce silver nanoparticles and estimation of the biological effects of colloids synthesized // Nanotechnologies in Russia. 2016. V. 11. P. 835.

14. Терехова Т.Н., Бутвиловский А.В., Качанович И.В., Пашкович В.В. Экспериментальное обоснование сокращения экспозиции аппликации 38% раствора фторида диамминсеребра на пораженные кариесом участки зуба // Вестник Смоленской государственной медицинской академии. 2018. Т. 17. № 2. С. 68.

15. Бутвиловский А.В. Изучение изменения химического состава твердых тканей пораженных кариесом временных зубов после аппликации 38%-го раствора фторида диамминсеребра и препарата йода // Медицинский журнал. 2015. № 4 (54). С. 55.

16. Quang B., Vezentsev A., Bukhanov V. et al. The antibacterial properties of modified bentonite deposit TAM BO // Research Results in Pharmacology. 2016. V. 2 (3). P. 63.

17. Sernov L., Bogachev I., Avtina T. Nanoparticles as agents for targeted delivery in the treatment of vascular pathologies // Research Results in Pharmacology. 2017. V. 3. № 2. P. 112.

18. Pavot V., Berthet M., Resseguier J. et al. Poly(lactic acid) and poly(lactic-co-glycolic acid) particles as versatile carrier platforms for vaccine delivery // Nanomedicine. 2014. V. 9 (17). P. 2703.

19. Elschenbroich Christoph. Organometallchemie. Wiesbaden: Vieweg+Teubner, 2008. 764 p.

20. Pietschnig R., Spirk S. The chemistry of organo silan-etriols // Coord. Chem. Rev. 2016. V. 323. P. 87.

21. Denmark S.E., Butler C.R. Encyclopedia of Reagents for Organic Synthesis. John Wiley & Sons, Ltd. Hexamethylcyclotrisiloxane. 2007. https://doi.org/10.1002/047084289X.rn00784.

22. Liu D., Yu L., He Y. et al. Peculiar torsion dynamical response of spider dragline silk // Appl. Phys. Lett. 2017. V. 111 (1) P. 013701.

23. Филиппова В.А., Лысенкова А.В. Химия биогенных элементов (лекция) // Проблемы здоровья и экологии. 2013. № 4 (38). С. 72.

24. Золотухина Е.В., Спиридонов Б.А., Федянин В.И., Гриднева Е.В. Обеззараживание воды нанокомпозитами на основе пористого оксида алюминия и соединений серебра // Сорбционные и хроматографические процессы. 2010. Т. 10. № 1. С. 78.

25. Князев А.С., Магаев О.В., Водянкина О.В. и др. Роль фосфатов в промотировании серебряных катализаторов парциального окисления. II. Формирование активных центров в структуре фосфата серебра под действием восстановительной среды // Кинетика и катализ. 2005. Т. 46. № 1. С. 161.


Об авторах

С. С. Джимак
Кубанский государственный университет
Россия

Краснодар



В. В. Малышко
Кубанский государственный медицинский университет Министерства здравоохранения РФ
Россия

Краснодар



А. И. Горячко
Кубанский государственный университет
Россия

Краснодар



М. Е. Соколов
Кубанский государственный университет
Россия

Краснодар



А. В. Моисеев
Кубанский государственный аграрный университет
Россия
Краснодар


А. А. Басов
Кубанский государственный университет; Кубанский государственный медицинский университет Министерства здравоохранения РФ
Россия

Краснодар



Просмотров: 143


ISSN 1992-7223 (Print)