Preview

Российские нанотехнологии

Расширенный поиск

Влияние предпосевной обработки клубней наночастицами металлов в составе полимерного покрытия на заболеваемость и урожайность картофеля

https://doi.org/10.21517/1992-7223-2019-5-6-65-73

Полный текст:

Аннотация

Для предпосевной обработки клубней картофеля разработан препарат на основе наночастиц (НЧ) железа, цинка, меди и молибдена в соcтаве полимерного покрытия, которое формировали из смеси Na-карбокисметилцеллюлозы и полиэтиленгликоля-400. На основании проведенных лабораторных испытаний установлены оптимальные концентрации и соотношения наночастиц металлов: Fe : Zn : Cu : Mo – 10-6 : 10-2 : 10-8 : 10-8 (%). При проведении полевых испытаний в интегрированной системе защиты семенного картофеля установлено, что предпосевная обработка клубней картофеля НЧ Fe:Zn:Cu:Mo в составе полимеров способствует снижению распространенности и степени развития альтернариоза (в 2.2 и 2.4 раза соответственно) и фитофтороза (в 3.4 и 4.2 раза соответственно) в период вегетации и приводит к повышению урожайности товарных клубней на 11.7% по сравнению с контролем.

ВВЕДЕНИЕ

Картофель для многих стран мира является со­циально значимой культурой. Он зачастую имеет решающее значение для питания людей и продо­вольственной безопасности государств, в том чис­ле России.

Во многих регионах нашей страны в последние годы обозначилась тенденция повышения урожай­ности картофеля в секторе сельскохозяйственных организаций и крестьянских (фермерских) хо­зяйств и снижения производства в личном подсоб­ном секторе населения [1]. Общий объем произ­водства картофеля в России достигает 30—31 млн т, а его посадки занимают более 2.2 млн га. Имея тре­тье место в мире (после Китая и Индии) по валово­му производству картофеля, Россия занимает одно из невысоких мест по урожайности и качеству по­лученной продукции [2]. Важно сохранить общий объем производства картофеля на уровне, обе­спечивающем в будущем потребность в нем РФ. В среднем за последние годы урожайность карто­феля в сельхозпредприятиях составила 19.2 т/га, в то время как в развитых картофелеводческих странах мира она достигает более 35 т/га.

Одна из причин этого — ярко выраженное фито­санитарное неблагополучие российского картофе­леводства: насчитывается около 30 особо распро­страненных и вредоносных болезней и вредителей, потери урожая от которых составляют в отдельные годы 30—50% [3]. Картофель среди пахотных куль­тур в большей степени, чем другие культуры, нуж­дается в защите от распространенности и степени развития таких заболеваний, как фитофтороз, аль- тернариоз, ризоктониоз, различные виды парши, вирусные болезни, а также вредителей: нематоды, колорадского жука, проволочников, различных видов совок и т.д. В мире средние потери урожая картофеля от фитофтороза составляют 10—15% в год, от альтернариоза — 5%, от ризоктониоза (Rhizoctonia solani J. G. Kuhn) — в среднем 15—30% [4]. Фитофтороз (Phytophthora infestans) — самое вредоносное заболевание картофеля в большин­стве стран мира. Главная опасность болезни — это огромная скорость ее развития. При благоприят­ных погодных условиях численность популяций патогена растет экспоненциально, а нарастание болезни в не обработанных фунгицидом посадках восприимчивых сортов настолько стремительное, что от единичных больных кустов через 10—15 дней может заразиться все поле, а за 2—3 недели расте­ния могут быть полностью уничтожены. В России ежегодные потери от этого заболевания в среднем составляют около 4 млн т. В годы эпифитотий про­дуктивность восприимчивых к болезни сортов без применения специальных защитных средств может снижаться в 1.5—2 раза, а потери урожая до­стигать 50—60% [5, 6]. В агроклиматических услови­ях 2016—2017 гг. к концу июля растения картофеля восприимчивых сортов в не обработанных фунги­цидами посадках были полностью уничтожены фи- тофторозом, не успев сформировать клубни [7].

Также широко распространенным заболева­нием является альтернариоз (Alternaria solani). Средний недобор урожая при поражении альтер- нариозом составляет по России 5% от потенци­ального урожая картофеля. Особенно вредоносно заболевание в сухие и жаркие годы в Прибайкалье, на Дальнем Востоке, где потери могут достигать 40—50% [8, 9]. В отдельные годы пораженность растений отдельных сортов картофеля альтерна- риозом достигает 100%, а урожайность снижается до 50% [10]. В России в районах возделывания кар­тофеля (в частности, в Московской области) рас­пространенность болезней в посадках картофеля в 2000—2016 гг. составляла от 10 до 100%, приводя к существенным потерям урожая [11]. В разных агроклиматических зонах благоприятные условия для развития фитофтороза (и других болезней) создаются с разной частотой. В связи с этим часто­та обработки картофеля от фитофтороза в период вегетации составляет 5—8, а в годы эпифитотийно- го развития требуется большее количество обрабо­ток, в том числе от фитофтороза, альтернариоза, ризоктониоза. Многократные схемы защитных опрыскиваний, проводимые в фиксированные ка­лендарные сроки через интервалы времени, соот­ветствующие продолжительности фунгицидного действия препаратов, в большей мере оправданы только при эпифитотиях [12]. Тем не менее по­лучение высоких и устойчивых урожаев полно­ценных и здоровых клубней картофеля возможно при применении правильной и хорошо органи­зованной системы защиты картофеля от вредных организмов. Одним из ее элементов является об­работка семенного материала химическими пре­паратами перед посадкой. Основными средствами защиты клубней картофеля от заболеваний явля­ются препараты химической защиты, что создает полную зависимость картофелеводства от исполь­зования пестицидов, против применения которых выступают экологи, врачи и средства массовой информации. Поэтому во всем мире ведется по­иск альтернативных или взаимодополняющих ме­тодов защиты картофеля от заболеваний, иннова­ционных подходов для защиты посевов картофеля без потери рентабельности производства этой цен­ной культуры. Одним из путей разработки системы защиты картофеля от этих заболеваний является использование достижений нанотехнологий, при­менение которых позволяет повышать урожай­ность и качество продукции, осуществлять защиту растений от различных заболеваний [13—18].

Интерес к использованию наночастиц (НЧ) в растениеводстве и практике сельского хозяйства связан с их уникальными свойствами. Наши мно­голетние исследования дисперсных систем и НЧ в частности позволили выявить следующие особен­ности биологического действия НЧ. Наночастицы металлов имеют низкую токсичность, в 7—50 раз меньшую токсичности металлов в ионной форме; обладают пролонгированным и полифункцио- нальным действием; стимулируют обменные про­цессы; легко проникают во все органы и ткани; их биологическая активность связана с особенностью строения частиц и их физико-химических харак­теристик; НЧ металлов проявляют синергидный эффект с природными полисахаридами [19—22]. Для исследования влияния НЧ металлов на уро­жайность и заболеваемость картофеля были вы­браны эссенциальные элементы: железо, цинк, медь и молибден. Известно, что железо входит в состав ферментов, участвующих в образовании хлорофилла, поэтому его недостаток снижает ин­тенсивность процессов фотосинтеза в растениях, вызывая заболевание хлороз. Цинк входит в со­став витаминов и ферментов, регулирующих угле­водный и белковый обмен в растениях, необходим для синтеза хлорофилла. При недостатке цинка происходит снижение роста картофеля. Медь ак­тивизирует окислительно-восстановительные процессы, увеличивает активность окислительных ферментов, способствует повышению содержания хлорофилла в листьях. Кроме того, медь ускоряет клубнеобразование картофеля, повышает устой­чивость растений к фитофторе, уменьшает по- ражаемость картофеля черной ножкой, паршой и железистой пятнистостью. При недостатке меди у картофеля задерживается рост стеблей, листьев и корней, что связано со снижением синтеза ин- долилуксусной кислоты [23]. Молибден улучшает азотное питание растений. Применение молиб­дена на почвах с недостаточным его содержанием обеспечивает рост урожая и более полное включе­ние поступившего азота в состав белка. Целью на­стоящих исследований являлась разработка пре­парата на основе НЧ жизненно важных элементов для защиты картофеля от распространенных в Мо­сковском регионе России заболеваний: фитофто- роза, альтернариоза, ризоктониоза и оценка его эффективности.

МАТЕРИАЛЫ И МЕТОДЫ

Наночастицы железа, цинка, меди и молибдена получены методом высокотемпературной конден­сации [24] на установке “Миген-3” [25]. Опреде­ление формы и размера НЧ металлов проводили методом электронной микроскопии на растровом электронном микроскопе JSM 7401F фирмы JOEL при напряжении 1 кВ. Для определения средне­го диаметра НЧ микрофотографии, сделанные на приборе, обрабатывали с помощью компью­терной программы Micran 25 путем измерения поперечника как минимум тысячи частиц. На ос­новании полученных данных рассчитывали рас­пределение НЧ металлов по размерам.

Рентгенофазный анализ (РФА) НЧ металлов проводили на рентгеновском анализаторе АДП-1 (РФ). Съемку проводили в излучении Со Н-α с ша­гом 0.05° и временем накопления сигнала 8—10 мин. Обработку полученных интерференционных пиков для установления фазового состава НЧ металлов проводили с помощью программы Match.

Наночастицы металлов определенной навески были диспергированы в воде на ультразвуковом де­зинтеграторе Scientz JY 92-IIN (Китай) в режиме 0.5 А, 44 кГц, время — 30 с, перерыв 30 с (повтор — 3 раза) при охлаждении диспергируемой смеси льдом. По­лученные суспензии НЧ металлов в воде добавляли в раствор смеси полимеров карбокисметилцеллюло- зы и полиэтиленгликоля-400, содержащей Na-ЭДТА. Полученным раствором проводили предпосевную обработку клубней картофеля сорта Сантэ.

Сорт Санте — среднеранний сорт универсаль­ного использования. Урожайность высокая. Сорт устойчив к раку картофеля (возбудитель гриб Syn- chytrium endobioticum), к золотистой картофельной цистообразующей нематоде (Globodera rostochiensis), вирусным болезням, восприимчив по ботве к фи- тофторозу, среднеустойчив к обыкновенной парше, восприимчив к ризоктониозу и фомозу.

Посадочный материал — клубни, отобран­ные от одной прогретой и перебранной семенной партии картофеля. Масса посадочных клубней 70—80 г, глазки наклюнулись. Расход рабочей жид­кости при обработке клубней — 10 л/т, расход ра­бочей жидкости при обработке вегетирующих рас­тений — 300 л/га.

Опыт по изучению влияния НЧ металлов про­водили в условиях почвенно-климатической зоны подзолистых и дерново-подзолистых почв, экс­периментальное поле ВНИИКХ (п. Красково, г.о. Люберцы, Московская область) (табл. 1).

 

Таблица 1. Схема опыта

Группа

Обработка клубней 11.05.2018

Расход жидкости для обработки клубней

Контроль

Вода без наночастиц 10 л/т

10 л/т

Опыт

Препарат с наночастицами Fe, Zn, Cu, Mo

10 л/т

Методики проведения исследований. Повтор­ность опыта четырехкратная, т.е. каждый вариант опыта в соответствии с Методикой проведения полевого опыта закладывали по 4 раза [25]. Ко­личество учетных растений — 100 штук в каждой повторности. Площадь каждой опытной делянки составляла 25 м2. Размещение делянок рандомизи­рованное, многоярусное.

Исследования проводились на дерново-под­золистой супесчаной почве со следующей агрохи­мической характеристикой: рН = 4.9; гидролити­ческая кислотность Нг = 3.6 мг-экв./100 г почвы; сумма обменных оснований S = 2.5 мг-экв./100 г почвы; степень насыщенности почвы основания­ми V = 41.0%; с высоким содержанием подвижного фосфора — 342 мг/кг почвы и ниже среднего содер­жанием обменного калия 64 мг/кг почвы; низкой гумусированностью — 1.7% гумуса.

Предшественник: вико-овсяная смесь. Орга­нические удобрения под картофель не вносили, минеральные удобрения (азофоска с добавлением калимагнезии) в дозе N60P60K90 вносили под нарез­ку гребней в середине апреля локально двумя лен­тами культиватором КРН-4,2 с туковысевающими аппаратами. Обработка почвы: осенняя зяблевая вспашка (первая декада октября) — МТЗ-82 с плу­гом ПЛН 3,35 на глубину 18—20 см без предплуж­ника. Весенняя сплошная культивация с бороно­ванием (вторая—третья декада апреля) — КСП-4.

Посадку картофеля проводили клоновой са­жалкой СН-4Б-К с шириной междурядий 75 см и густотой посадки 400 шт. на 100 м2 (11 мая).

Уход за растениями:

  • междурядные обработки: две довсходовые и две послевсходовые с окучиванием, КРН-4,2 (май-июль); защитные мероприятия на посад­ках — обработка пестицидами, опрыскиватель ОН-600 с нормой расхода рабочей жидкости 300 л/га;
  • от сорняков — гербициды (первая об­работка — Зенкор 600 г/га + Титус 30 г/га + Тренд 200 мл/га; вторая обработка — Титус 20 г/га + Тренд 200 мл/га), май;
  • в период вегетации проводили обработку растений: 06 и 02.07 препаратом Ридомил Голд МЦ (действующими активными веществами яв­ляются металаксил (8%) и манкоцеб (64%)) в дозе 2.5 кг/га; 18.07, 25.07 и 1.08 препаратом Абига Пик (действующее вещество — хлорокись меди) в дозе
  • кг/га.

Предуборочное скашивание ботвы: КИР-1.5; начало первой декады августа. Уборка урожая картофелекопателем КТН-2Б с подбором клуб­ней вручную начало второй декады августа. Сред­няя температура воздуха за вегетационный пе­риод проведения исследований составила 18.7°С при норме 16.5°С. Всего осадков за вегетацион­ный период выпало 205.9 мм, или 79.04% от нор­мы 260.5 мм. Сумма эффективных температур (выше 10°С) составила 2318.03°С. Гидротермиче­ский коэффициент увлажнения Селянинова со­ставил 0.89 (засушливая). Полив естественный в виде осадков.

Опрыскивание посадочных клубней и вегетиру­ющих растений на опытных делянках проводили ранцевой аппаратурой KWAZAR с нормой расхода рабочей жидкости из расчета 10 л на тонну и 300 л на 1 га.

Все учеты проводили в соответствии со стан­дартными методиками, изложенными в следующих изданиях: “Методика исследований по культуре картофеля” (М., 1967); “Методика исследований по защите картофеля от болезней, вредителей, сор­няков и иммунитету” (М., 1995); “Методические указания по проведению регистрационных ис­пытаний агрохимикатов и регуляторов роста рас­тений” (М., 2005); ГОСТ 33996-2016 “Картофель семенной. Технические условия и методы опреде­ления качества”.

Статистическую обработку полученных ре­зультатов проводили методом дисперсионного анализа [26].

РЕЗУЛЬТАТЫ ИССЛЕДОВАНИЯ И ИХ ОБСУЖДЕНИЕ

Физико-химические свойства наночастиц метал­лов. Известно, что биологическая активность НЧ металлов связана с их физико-химическими ха­рактеристиками. Такие показатели, как размер ча­стиц, их форма, фазовое состояние, влияют на про­явление биологической активности НЧ металлов [16—19]. Поэтому для успешного использования наночастиц и наноматериалов в технике расте­ниеводства необходимо учитывать их физико-хи­мические характеристики. Используемые НЧ Fe, Zn, Cu представляют собой монокристаллические структуры круглой правильной формы, НЧ Mo — неправильной формы, покрытые полупрозрачной оксидной пленкой. Средний диаметр НЧ железа составляет 56.0 ± 0.9 нм, НЧ цинка 60.6 ± 3.7 нм, НЧ меди 65.0 ± 1.2 нм, НЧ молибдена 51.0 ± 2.1 нм (табл. 2, 3).

 

Таблица 2. ПЭМ*-изображения и гистограммы распределения по размерам НЧ железа, цинка, меди, молиб­дена и их дифрактограммы

*ПЭМ — просвечивающая электронная микроскопия.

 

 

Таблица 3. Физико-химические характеристики наночастиц металлов

НЧ

Размер, нм

Содержание кристалли­ческого металла, %

Форма оксида

Содержание оксида, %

Другие фазы

Содержание, %

Fe

56.0 ± 0.9

27.9 ± 2.1

Fe3O4

72.1 ± 3.6

 

 

Zn

60.6 ± 3.7

100

Нет

Нет

 

 

Cu

65.0 ± 1.2

100

Нет

Нет

 

 

Мо

51.0 ± 2.1

64.0 ± 4.2

Нет

Нет

Mo2C

36.0 ± 2.9

 

Рис. 1. Фото срезов клубней картофеля, не покрытых (а) и покрытых (б) полимерным покрытием с НЧ металлов (50-кратное увеличение).

 

Наночастицы металлов имеют сложную струк­туру, которая характеризуется металлическим ядром и оксидной пленкой на поверхности частиц и формируется в результате пассивации частиц воздухом для снижения пирофорности НЧ.

По данным РФА наноразмерный порошок же­леза содержит металлическую кристаллическую фазу железа (Fe-α — 27.9%), остальное принадле­жит металлической кристаллической фазе оксида железа — y-Fe2O3 (маггемит). Наноразмерный по­рошок цинка содержит металлическую кристал­лическую фазу цинка. По данным РФА нанораз- мерный порошок меди содержит металлическую кристаллическую фазу меди. Оксидных фаз мето­дом РФА у нанопорошков цинка и меди не обна­ружено. Однако оксидные фазы могут быть рент­геноаморфны. Наночастицы молибдена содержат две фазы: металлическая кристаллическая фаза молибдена — 64.0 ± 4.2%, карбид димолибдена — 36.0 ± 2.9%. В табл. 3 обобщены физико-химиче­ские характеристики НЧ металлов, использован­ных в исследованиях.

Вновь синтезированные нанопорошки метал­лов, характеристики которых приведены в табл. 3, использовали для создания препарата для предпо­севной обработки клубней картофеля.

Разработка состава препарата с наночастицами металлов для предпосевной обработки картофеля. Для проведения предпосевной обработки клубней картофеля была разработана полимерная компо­зиция на основе Na-карбоксиметилцеллюлозы и полиэтиленгликоля-400, Na-ЭДТА, в которую вводили суспензию НЧ металлов. В качестве краси­теля для визуализации поверхности обработанных клубней вводили катионный краситель ксантено- вого ряда родамин 6G.

Основной задачей разработанной композиции является формирование полимерного покрытия на поверхности клубней, которое обеспечит за­щиту клубня от воздействия стрессовых факторов, сохранение питательных компонентов клубней, дополнительное питание и стимуляцию роста и развития растений за счет введенных НЧ ме­таллов, а также предотвращение попадания НЧ металлов в почву во избежание нарушения при­родного элементного статуса почвы и сохранения ее микробиоты. На рисунке показаны срезы карто­феля. Видно, что полимерное покрытие с НЧ ме­таллов равномерно распределяется на поверхности клубня, образуя пленку толщиной не более 10 мкм.

Лабораторные испытания действия наноча­стиц металлов на прорастание клубней картофеля. Для выявления оптимальной концентрации НЧ в составе полимерной пленки для предпосевной обработки клубней картофеля были проведены эксперименты по влиянию разных концентраций НЧ и их соотношений на массу образовавшихся ростков клубней картофеля (табл. 4 и 5).

 

Таблица 4. Влияние НЧ металлов в составе полимерного покрытия клубней на образование ростков на клуб­нях картофеля

Группа

Состав компонентов

Средняя масса ростков / средняя масса клубней (г/г)

Средняя масса ростков (опыт/контроль), %

1

2

3

4

контроль

Полимер + НЧ железа 10-6% + цинк 10-2% + медь 10-8%

Полимер +НЧ железа 10-6% + цинк 10-2% + медь 10-6%

Полимер + НЧ железа 10-4% + цинк 10-2% + медь 10-6%

0.072

0.089

0.066

0.061

100

123.6

90.6

84.6

 

Таблица 5. Влияние НЧ металлов в составе полимерного покрытия клубней на формирование ростков на клуб­нях картофеля при проращивании в климатической камере при температуре 18—20°C

Видно, что введение НЧ металлов железа (10-6%), цинка (10-2%) и меди (10-8%) увеличивает массу ростков по сравнению с контрольной груп­пой на 23.6% (группа 2). Увеличение концентра­ции меди до 10-6% уменьшает массу образовавших­ся ростков по сравнению с контрольной группой на 9.4% (группа 3). Увеличение концентрации же­леза до 10-4% при концентрации НЧ цинка 10-2%, а НЧ меди 10-6% (группа 4) уменьшает массу обра­зовавшихся ростков на 15.6% — до 84.6% (табл. 4).

На основании проведенных экспериментов сделан вывод, что оптимальными концентраци­ями и соотношением НЧ в составе полимеров для предпосевной обработки клубней картофеля является комбинация Fe:Zn:Cu в концентрациях 10-6 : 10-2 : 10-8 (%). Для производственных испы­таний дополнительно в полимерную пленку были введены НЧ молибдена в концентрации 10-8 (%).

Хозяйственная проверка эффективности пред­посевной обработки клубней картофеля препаратом на основе наночастиц металлов. Фенологические и биометрические наблюдения посадок картофе­ля, клубни которых были обработаны препаратом с НЧ металлов, показали, что показатель всхоже­сти картофеля через месяц после посадки незна­чительно отличается от контроля. Так, в опыте ко­личество растений/процент составляло 99.5/101.2 по сравнению с контролем 98.3/100. Учет биоме­трических показателей в фазу развития картофеля “бутонизация-начало цветения” показал, что ко­личество стеблей, высота растений, вес ботвы, вес клубней в опытной группе ниже, чем в контроле, однако количество сформировавшихся к дате про­ведения учетов клубней превышает показатель в контроле на 14%.

Исследования распространенности и развития болезней свидетельствуют о незначительном вли­янии предпосевной обработки НЧ металлов в со­ставе пленки на распространенность и развитие ризоктониоза. В то же время полученные данные демонстрируют эффективность предпосевной об­работки НЧ металлов в составе пленки в отноше­нии альтернариоза и фитофтороза, способствуя снижению распространенности и развития альтер­нариоза в 2.2 и 2.4 раза соответственно и фитофто­роза в 3.4 и 4.2 раза соответственно в период веге­тации (табл. 6).

 

Таблица 6. Влияние наночастиц металлов в составе полимерного покрытия клубней на распространенность (Р) и степень развития (R) альтернариоза и фитофтороза картофеля в динамике, %

Вариант

Альтернариоз

23.07

30.07

7.08

10.08

Р

R

Р

R

Р

R

Р

R

Контроль

11.6

1.6

19.6

2.7

40.7

9.8

40.9

12.5

Нанопрепарат

3.7

0.5

8.1

1.0

13.8

2.1

18.8

5.2

 

Фитофтороз

Контроль

Нанопрепарат

 

 

5.1

 

0.7

 

7.3

1.1

1.0

0.1

20.2

6.0

5.0

1.2

В табл. 7 представлены данные по влиянию предпосевной обработки клубней на урожайность картофеля. Видно, что предпосевная обработка клубней картофеля НЧ металлов в составе полиме­ров повышает урожайность на 25.7%, а товарных клубней — на 11.7%. На содержание крахмала в со­ставе клубней этот технологический прием в ис­пользуемой схеме не оказывал ни положительного, ни отрицательного влияния.

 

Таблица 7. Влияние наночастиц металлов в составе полимерного покрытия клубней на урожайность картофеля

Вариант

Урожайность клубней

Фракционный состав клубней, т/га

всего

в том числе товарных клубней

30—60 мм

>60 мм

<30 мм

т/га

% к контролю

т/га

% к контролю

Контроль

Нанопрепарат

13.2

16.5

100.0

125.7

12.0

13.4

100.0

111. 7

10.9

12.6

1.1

0.8

1.2

3.0

ВЫВОДЫ

Разработан препарат, включающий НЧ желе­за, цинка, меди и молибдена в составе полимеров, для предпосевной обработки клубней картофеля.

Предпосевная обработка клубней картофеля НЧ металлов в составе полимерного покрытия по­казала ее высокую биологическую эффективность в снижении распространенности и степени разви­тия альтернариоза (в 2.2 и 2.4 раза соответственно) и фитофтороза (в 3.4 и 4.2 раза соответственно) в период вегетации и способствовала увеличе­нию урожайности товарного картофеля на 11.7% по сравнению с контролем.

Список литературы

1. Старовойтов В.И., Старовойтова О.А., Бойко Ю.П. и др. // Технология возделывания картофеля с использованием влагосберегающих полимеров. М.: ФГБНУ ВНИИКХ, 2014. С. 27.

2. Зейрук В.Н., Анисимов Б.В., Деревягина М.К. и др. Система интегрированной экологически безопасной защиты картофеля от болезней, вредителей и сорняков: Рекомендации. Россельхозакадемия. М.: ВНИИКХ, 2010. 38 с.

3. Попкова К.В., Шнейдер Ю.И., Воловик А.С., Шмыгля В.А. Болезни картофеля. М.: Колос, 1980. 304 с.

4. Шалдяева Е.М. Вредоносность ризоктониоза картофеля при разном уровне заселенности почвы патогеном. Науч.-техн. бюл. Сиб. отделение НИИ земледелия и химизации сельского хозяйства, Новосибирск, 1987. Вып. 2. С. 44.

5. Анисимов Б.В., Белов Г.Л., Варицев Ю.А. и др. Защита картофеля от болезней, вредителей и сорняков. М.: Картофелевод, 2009. 272 с.

6. Grovess C.T., Ristaino J.B. // Phytopathology. 2000. V. 90. P. 1201.

7. Белов Д.А., Хютти А.В. // Картофель и овощи. 2018. № 8. С. 19.

8. Козловский Б.Е., Филиппов А.В. // Защита и карантин растений. 2007. № 5. С. 12.

9. Kapsa J. Proceed. The 11-th EuroBlight Workshop Hamar (Norway), 28–31 October 2008 / Ed. Schepers H.T.A.M. PPO-Special report. № 13. P. 127.

10. Шабанов А.Э., Киселев А.И., Васильева С.В. и др. // Междунар. науч.-практ. конф. «Инновационные технологии селекции и семеноводства картофеля», 29– 30 июня 2017 г. М.: ФГБНУ ВНИИКХ, 2017. С. 211.

11. Белов Г.Л., Зейрук В.Н., Васильева С.В. и др. // Защита и карантин растений. 2017. № 12. C. 37.

12. Филиппов А.В., Кузнецова М.А., Рогожин А.Н. и др. // Защита и карантин растений. 2006. № 12. С. 30.

13. Duhan J.S., Kumar R., Kumar N. et al. // Nanotechnology: The new perspective in precision agriculture. Biotechnol Rep (Amst). 2017. V. 15. P. 11. https://doi.org/10.1016/ j.БТР.2017.03.002.

14. Pradhan S., Mailapalli D.R. // J. Agric. Food. Chem. 2017. V. 65(38). P. 8279.

15. Elsharkaway M., Derbalah A. // Pest. Manag. Sci. 2018. https://doi.org/10.1002/ps.5185.

16. Alghuthaymi M.A., Almoammar H., Rai M. et al. // Biotechnol. Biotechnol. Equip. 2015. V. 29(2). P. 221.

17. El-Temsah Y.S., Joner E.J. // Environ Toxicol. 2012. V. 27. P. 42.

18. Feng Y., Cui X., He S. et al. // Environ Sci Technol. 2013. V. 47. P. 9496.

19. Глущенко Н.Н., Богословская О.А., Ольховская И.П. // Химическая физика. 2002. Т. 21. № 4. С. 79.

20. Rakhmetova A.A., Alekseeva T.P., Bogoslovskaya O.A. et al. // Nanotechnologies in Russia. 2010. V. 5. № 3–4. P. 271.

21. Bogoslovskaja O.A., Rakhmetova A.A., Ovsyannikova M.N. et al. // Nanotechnologies in Russia. 2014. V. 9. № 1–2. Р. 82.

22. Rakhmetova A.A., Bogoslovskaja O.A., Olkhovskaya I.P. et al. // Nanotechnologies in Russia. 2015. V. 10. № 1–2. Р. 149.

23. Hänsch R., Mendel R.R. // Current Opinion in Plant Biology. 2009. № 12(3). P. 259.

24. Ген М.Я., Миллер А.В. Авторское свидетельство СССР № 814432 // Бюллетень изобретений. 1981. № 11. С. 25.

25. Leipunsky, I.O., Zhigach A.N., Kuskov M.L. et.al. // J. Alloys Compd. 2019. V. 778. P. 271. https://doi. org/10.1016/j.jallcom.2018.11.088.

26. Доспехов Б.А. Методика полевого опыта (с основами статистической обработки результатов исследований). М.: Агропромиздат, 1985. 351 с.


Об авторах

В. Н. Зейрук
Всероссийский научно-исследовательский институт картофельного хозяйства им. А.Г. Лорха
Россия


C. В. Васильева
Всероссийский научно-исследовательский институт картофельного хозяйства им. А.Г. Лорха
Россия


М. К. Деревягина
Всероссийский научно-исследовательский институт картофельного хозяйства им. А.Г. Лорха
Россия


О. А. Богословская
Институт энергетических проблем химической физики им. В.Л. Тальрозе Федерального исследовательского центра химической физики им. Н.Н. Семенова РАН
Россия


И. П. Ольховская
Институт энергетических проблем химической физики им. В.Л. Тальрозе Федерального исследовательского центра химической физики им. Н.Н. Семенова РАН
Россия


Е. С. Афанасенкова
Институт энергетических проблем химической физики им. В.Л. Тальрозе Федерального исследовательского центра химической физики им. Н.Н. Семенова РАН
Россия


Н. Н. Глущенко
Институт энергетических проблем химической физики им. В.Л. Тальрозе Федерального исследовательского центра химической физики им. Н.Н. Семенова РАН
Россия


Просмотров: 167


ISSN 1992-7223 (Print)